О сайте Новости События Контакты Ссылки Форум

 

 

наш партнер: Специальная информационная служба

Независимый аналитический сайт

Медведков М. Ю.
Заместитель министра экономического развития и торговли РФ

Три недели назад состоялось заседание Рабочей группы по присоединению России к Всемирной торговой организации, на котором было принято решение о начале работы над докладом Рабочей группы. Доклад Рабочей группы - это документ, определяющий системные обязательства России в области законодательства и реализации тех или иных мер экономической политики.

Мы действительно переходим на завершающий этап переговоров, который однако может длиться бесконечно долго. Китай находился на завершающем этапе в течение четырех лет, после чего за полгода сдал все свои позиции. У нас нет временного графика вступления. Планы на ближайший год очень просты. Первое обсуждение доклада, т. е. наших системных обязательств, состоится в конце апреля, следующий этап переговоров - в июне. Параллельно будут идти переговоры по доступу на рынок товаров и сельскому хозяйству.

С большой степенью уверенности мы можем сказать, что хотя перед нами ставят достаточно жесткие условия, но таких требований, на которые согласился Китай, предъявлять не будут . С этим согласны Европейский Союз, США, Канада, Япония. В то же время, Китай считает Россию нерыночной страной, не имея сам такого статуса, и проводит антидемпинговые процедуры против наших экспортеров.

Главное системное требование, предъявляемое отдельными странами и выходящее за рамки правил ВТО, состоит в сохранении дискриминации на необозначенный короткий период времени. Поскольку рыночная экономика в России еще не построена, нам предлагается подождать с полноправным членством. В этом вопросе Правительство РФ занимает принципиальную позицию о неприемлемости данного требования. С момента присоединения Россия должна пользоваться всеми правами полноправного участника организации.

Остальные требования по системным позициям вписываются в рамки традиционных обязательств, принимаемых членами ВТО, и абсолютно переговорны, т. е. по ним могут быть найдены компромиссные решения. В марте текущего года на заседании Правительства РФ будут подведены итоги переговоров за последние шесть-восемь месяцев и утверждены или скорректированы действующие директивы с учетом достигнутого на переговорах прогресса.

Всемирная торговая организация несет в себе преимущества прежде всего для высокотехнологичной промышленности. Бессмысленно говорить о выходе на рынки наукоемких товаров без участия в ВТО.

В 1994 году мы вели интенсивные переговоры с рядом европейских компаний о формировании альтернативного Iridium проекта по созданию глобальной системы космической связи на базе нашей уникальной разработки - антенны большого диаметра. Если на Iridium было затрачено 5 млрд. долларов и он провалился, то наша система стоила 150 млн. долларов. Почему европейцы отказались от участия в реализации этого проекта? Они четко заявили: вы находитесь вне общего правового поля и не можете дать гарантии, что изменения в законодательстве не сделают проект бессмысленным и не приведут его к финансовому коллапсу. Правовая нестабильность не дает возможности участвовать в проекте. Такие заявления звучат до сих пор со стороны иностранных инвесторов и партнеров.

Второе преимущество вступления в ВТО связано с улучшением условий доступа на международные рынки высоких технологий. Я приведу три реальных примера. Первый - ядерное топливо, технологии его обогащения, ядерные реакторы. Это очень высокотехнологичный сектор промышленности, в котором мы имеем огромные преимущества. В нарушении норм ВТО российский экспорт ядерного топлива существенно ограничен в Европе и США. Мы теряем рынки тех стран, которые сейчас присоединяются к Европейскому Союза, прежде всего Венгрии. Фактически мы теряем деньги на развитие ядерной отрасли. В случае присоединения к ВТО у нас появляется надежный и мощный рычаг влияния, который позволит увеличить экспорт.

Второй пример - самолеты. Широко распространено мнение, что Правительство планирует присоединиться к Соглашению по торговле авиатехникой, что повлечет отмену пошлин на самолеты и запчасти и ликвидацию субсидий авиационной отрасли. В действительности, позиция Правительства заключается в неприсоединении к этому соглашению. Эта позиция понятна нашим партнерам, потому что в 1992 году в России было произведено 96 крупных самолетом, в 2000 - 4. Сейчас мы ищем альтернативные пути получения максимальной выгоды для российского авиационного комплекса от присоединения к ВТО и построения оптимальной тарифной политики, стимулирующей отечественное производство.

Еще один вопрос, связанный с самолетами, - это шумы. Единственной пострадавшей авиационной страной мира в данном случае стала Россия. Евросоюз, Япония и ряд других стран с 1 апреля вводят ограничения по шумам, и большая часть нашей авиатехники встает на прикол. Это классическая мера торгового протекционизма, направленная на устранение конкурентов Airbus Industry. У нас отсутствуют правовые способы защиты своих производителей. Чтобы иметь доступ к механизмам решения споров, нужно стать членом ВТО.

Еще один элемент авиационной тематики связан с доступом на международный рынок. Долгое время вопросы эксплуатации авиационной техники и безопасности полетов решались в рамках Международной организации гражданской авиации (ИКАО). Буквально сегодня мы получили сообщение о намерении ИКАО заключить соглашение с ВТО с целью координации решений в области эксплуатации и международной торговли авиатехникой. Эти решения будут приниматься без нас. Хотя Россия является участников ИКАО, но главную роль при определении политики будет играть ВТО. Если мы действительно хотим выходить на мировые рынки авиатехники, в Китай, другие страны, нам без ВТО не обойтись.

Последний пример касается охраны интеллектуальной собственности, имеющей ключевое значение для высокотехнологического сектора. Множество проблем связано с неспособностью защитить российского правообладателя в условиях по сути безвозмездного заимствования наших технологий. Мы не связаны многосторонними обязательствами и соответственно не имеем прав по защите интересов в 146 странах мира. Мы участвуем в ряде международных конвенций, но этого недостаточно для защиты торговых интересов в сфере интеллектуальной собственности.

В завершении хотелось бы поставить на обсуждение совершенно практический вопрос: каковы наши экспортные интересы в сфере высоких технологий, какие конкретные сектора внутреннего рынка должны быть защищены от иностранной конкуренции и как технически следует организовать эту работу? За последний год мы провели около 350 консультаций с промышленниками и бизнесменами, среди которых было очень мало представителей высокотехнологичных отраслей. Поскольку переговоры будут идти еще достаточно долго, целесообразно говорить о дальнейшем практическом взаимодействии по конкретным товарам и услугам.

Еще больший интерес для нас представляет вопрос: а за что нам бороться с точки зрения экспорта - ядерного топлива, самолетов, космоса? Кстати вопрос о космических запусках тоже относится к серии проблем, которые можно решать в рамках ВТО. Сейчас ведутся переговоры о выработке многосторонних правил торговли в секторе космических запусков, в которых мы пока не можем участвовать. Если данная сфера представляет для нас интерес, нужно искать способ подключения к переговорному процессу. По ряду позиций мы можем выдвигать встречные требования. Это не будет частью пакета присоединения, но существует механизм получения уступок в ходе переговоров.

 


Глобализация Устойчивое развитие Духовные основы Образ будущего Главная Библиотека